Моя свадьба
(Перевод статьи Meine Hochzeit из Super Illu, выполнен Белым Енотом)

Четыре года они вместе. Теперь мировая звезда женится на своей Клаудии. И рассказывает о своих планах корреспонденту Супер Иллу, Франку Гердесу

будущие выходные Вы хотите пожениться. Почему же Вы так долго ждали для этого?
Клаудиа: Наконец-то. Это было не так-то просто найти для этого подходящее время. Томас сейчас много гастролирует.
Томас: Я своему менеджеру сказал еще в январе, что мне непременно нужен отпуск с первого июля. Торжество состоится 60 километров южнее Кобленца, в Штромбурге. Мы арендовали целый замок.

Кто кому сделал предложение?
Клаудиа: Конечно же, Томас мне. В прошлом году на Рождество. Я отдала свой подарок Томасу, и он [Томас] моментально куда-то испарился. Потом он вернулся с пышным букетом из роз Баккара (Прим.: Баккара - это сорт крупных и очень душистых роз). Собственно говоря, мне это показалось комичным. До этого мне никто раньше не дарил на Рождество цветы. Потом он достал коробочку с великолепным обручальным кольцом. Когда он преподнес мне это сюрприз, на глазах у всей семьи он спросил, согласна ли я выйти за него замуж. Мой отец полностью лишился дара речи, когда Томас наконец попросил у него моей руки. Это был самый замечательный рождественский подарок, который мне когда-либо дарили.

Звучит немного старомодно...
Клаудиа: Я нахожу это очень стильным. Предложил бы мне Томас, как мачо-поп-звезда: Детка, пошли, быстренько поженимся в Лас-Вегасе, тогда я бы, вероятно, обиделась. Я ведь очень романтичная девушка.
Томас: Пожалуй, большинство женщин такие...

Вы пойдете и в церковь, и в ЗАГС?
Томас: Так как я католик и уже разведен с Норой, я не могу больше венчаться в церкви.
Клаудиа: Это будет свадьба в американском стиле. Служитель ЗАГСа заключит меж нами брак во внутерннем дворе крепости. И хотя это не будет церковным венчанием, мы оба будем в белом. Свадебное платье мы уже разработали вместе с главным модельером Escada. Томас же будет в замечательном костюме от Brioni.

Еще одна пышная сказочная свадьба?
Клаудиа: Я на это надеюсь. Наши гости должны будут уйти домой с чувством, что они провели с нами самый незабываемый день.
Томас: Это будет в средиземноморском стиле, с легким итальянским шатром и тщательно подобранным украшением столов. Много цветов и много сюрпризов ждут наших 180 гостей.

Вы заключали брачный контракт?
Томас: Да, без этого не обошлось. Мы советовались с нашим адвокатом. В конце концов мы не хотим, чтобы наш брак был обременен ссорами по поводу денег. А так каждый заранее будет знать, на что он идет.

Это будет Ваш второй брак...
Томас: Да, я решился на это, потому что Клаудиа очень открытый и простой человек. В то время я преобрел совершенно другой опыт...

Клаудиа, будете ли Вы в будущем подписываться фамилией "Андерс"?
Томас: На самом деле меня зовут Бернд Вайдунг...
Клаудиа: Я возьму фамилию своего мужа. Но ни в коем случае я не напечатаю на своей визитной карточке фамилию "Андерс". Так не должно быть.

Придет ли Дитер Болен на свадьбу?
Томас: Нет, но мы это уже знали до того, как установили точную дату. Такие празднества Дитер находит очень волнующими и нервными. Впрочем у нас все равно будет прекрасная свадьба.

Постоянно ходят слухи о том, что Modern Talking распадается. И будто от Ваших отношений остались одни лохмотья...
Томас: Ах, все совсем не так. С нашего Возвращения мы еще ни одного единственного раза не поругались. Почему практически все верят, что в этой стране есть только два человека, которые могут ссориться? У других артистов и бизнесменов тоже бывают стычки и распри.

Но Болен и Вы относитесь в совершенно разным типам людей. Долго ли Ваши отношения смогут продолжаться?
Томас: Мы как Ин и Янь - противоположности, которые прекрасно друг друга дополняют. Хорошо, что у нас противоположные жизненные позиции, однако мы уважаем друг друга в том, что мы делаем. Когда мы в турне, мы видим друг друга незадолго до выступления, а потом, возможно, в баре отеля. Так и есть. Семь месяцев в году мы напряженно работаем для Modern Talking, оставшееся время каждый уделяет своим собственным проектам. В сентябре же мы вернемся в студию, где будем работать над новым CD
Клаудиа: Дитер может быть невероятно остроумным. Мне нравятся его шутки. Томас - настоящий дипломат, у Дитера - душа нараспашку.
Томас: Дитер такой человек, который всегда "вваливается в дом вместе с дверью", я же сначала постучусь.

Вы продюсируете некоторых исполнителей. Неужели работа с Modern Talking не достаточно полна стрессов и потрясений?
Томас: Мое собственное творчество не задействовано в Modern Talking. Возможно, сегодня думаю немного более по-деловому, чем ранее. У меня есть своя студия в Кобленце, где имеется самый современный на данное время микшерский пульт в Германии. Там я и написал припев для песни Златко и Юргена "Grosser Buder" (Старший брат). Кроме того мы с Элоем де Йонгом (Eloy de Jong) из "Caught in the Act" работаем еще с двумя новичками. И от Изабель Фарель (Isabel Varell) в скором времени будут кое-какие новости. Вы видите, у меня еще предостаточно энергии для других проектов.

Теперь Вы стали конкурентом Дитера Болена?
Томас: Моя музыка отличается от музыки Modern Talking, а конкуренция только оживляет дело. Разумеется, Дитер и впредь остается ответственным за продукцию Modern Talking, но я с моим голосом остаюсь продавцом песен. Кроме того я договариваюсь о гала-концертах, наших выступлениях осенью, забочусь о декорациях.
Клаудиа: Это действительно самое настоящее безумие, сколько каждый день в его офис приходит почты. Мне в среднем приходится отвечать на 50 факсов, а там еще и письма, и телефонные звонки, и то, и другое, и третье...

Ваш будущий муж - миллионер. Неужели Вам еще необходимо работать?
Клаудиа: Вообще-то нет, но только то, что я его жена, мне не достаточно. Ведь моя жизнь не наполнена только тем, что я делаю маникюр или хожу за покупками. Я работаю в его музыкальном издательстве. С Возвращением Modern Talking у Томаса скопилось много работы. Для меня это был настоящий вызов.

Но как у матери у Вас будет гораздо более ответственное задание?..
Томас: Только не спрашивайте, пожалуйста, хотим ли мы детей!..
Клаудиа: Ну да, собственно через год-два. Посмотрим...

Куда Вы поедете в свой медовый месяц?
Томас: К сожалению, сейчас у нас нет временни. Слишком много выступлений, слишком много работы. Возможно, мы поедем осенью. Но куда - это останется нашей тайной.